Елена Королева: работа дает мне положительные эмоции и желание жить

Профессор кафедры медицинской психологии и психотерапии ГрГМУ Елена Королева в медицине уже более 58 лет. Корреспондент «МВ» встретилась с доктором мед. наук и задала ей несколько вопросов.

Справка

Елена Королева долгое время возглавляла кафедру медицинской психологии и психотерапии, затем кафедру психиатрии, была главным внештатным специалистом по психотерапии ГУЗО Гродненского облисполкома. Благодаря ее инициативе в медучреждениях Гродно были открыты два отделения пограничных состояний. Приложила немало усилий, чтобы создать в родном вузе первый в республике медико-психологический факультет.

С 1995 года Елена Королева консультирует пациентов отделения пограничных состояний (психосоматического) и отделения дневного стационара ГКБ № 3 Гродно. Работает и с пациентами отделения паллиативной медицинской помощи.

Автор 150 научных работ, 34 рационализаторских предложений, 5 учебно-методических пособий.

Указом Президента Беларуси профессор ГрГМУ Елена Королева награждена медалью «За трудовые заслуги».

Елена Григорьевна, какой опыт вы получили, работая главврачом участковой больницы в Гродненском районе? Вспоминаете ли те годы?

Я городской житель. Родилась в Ленинграде. Но потом жила и училась в Улан-Баторе (Монголия), Челябинске, Фергане (Узбекистан) — родители часто переезжали. Медицинский вуз окончила в Благовещенске, на Дальнем Востоке, а потом отец заинтересовался трудоустройством в Гродненский мединститут, который недавно открылся, и вскоре стал там работать.

Тогда, в 1962 году, меня направили главным врачом сельской 25-коечной больницы. Психологически было очень тяжело жить два года в деревне, которая называлась Сухая Долина. Это был словно остров в полях: костел, кладбище и бывший дом ксендза, где располагалась больница. Я жила в крохотной комнатушке. Но именно в то время я получила огромный практический опыт. Только представьте: на мне все близлежащие деревни. Особенно хлопотно было с беременными, которые отказывались ехать рожать за 30 километров в Гродно, но охотно приезжали в нашу сельскую больницу. Обычно роды происходили в 4–6 утра. Слышу, тарахтит телега — значит, роженицу везут…. Много было забот и с маленькими пациентами. Часто вспоминаю бессонные ночи, когда приходилось вместе с мамой малыша ходить по больничному коридору, укачивая и успокаивая кроху…

Помню, какую испытала гордость, когда проперкутировала у пациента туберкулезную каверну, а на рентгене в Гродно ее почему-то не обнаружили. Я была абсолютно уверена в своем диагнозе. Отправила пациента на повторное обследование, и каверну все же нашли.

…Не забуду свои переживания, когда отец привел мальчика, которому в веко впился рыболовный крючок. Еще у одного мальчишки была обширная рана на ноге — подорвался на старой мине, и мне приходилось выполнять хирургические манипуляции…

А знаете, как по правилам медицины того времени выхаживали пациентов с инфарктом миокарда? Сначала они должны были посидеть около часа, потом разрешалось полчаса постоять у кровати и лишь затем пройтись медленным шагом… Особенно многолюдно было в больнице по воскресеньям, когда сельчане после костела заодно наведывались к врачу.

Почему именно психиатрия стала для вас ключевым направлением в медицине?

Мой отец Григорий Яковлевич Либерзон был врачом-неврологом, профессором кафедры неврологии Гродненского мединститута, которую он создавал. Медицинской литературы в доме было много. В частности, меня интересовали исследования Зигмунда Фрейда, которого читала с большим удовольствием. Меня восхищала работа отца: его скрупулезные консультации пациентов, тонкий анализ диагноза и причин заболевания. Очень хотелось стать таким же профессионалом, как он. Места врача-невролога в учреждениях здравоохранения города тогда не было, и я охотно стала работать психиатром.

Что, на ваш взгляд, изменилось за последнее время в психиатрии?

Изменилось очень многое. Пожалуй, самое главное то, что психиатрия стала более открытой, а информация о психических заболеваниях — более доступной и разносторонней. Появились новые методы лечения, созданы новые группы препаратов, с их помощью можно успешно лечить или регулировать состояние профильных пациентов.

Перемен много. Об этом можно узнать из учебников по психиатрии. Что-то безвозвратно ушло, но появилось что-то новое. К примеру, отменена инсулинокоматозная терапия. Лично я с такими новшествами не совсем согласна. Инсулин, по моему прошлому опыту, при многих состояниях давал хорошее излечение и длительные ремиссии.

С появлением в университете медико-психологического факультета как изменилась ситуация в решении проблем медицинской психологии и психотерапии?

Когда появились выпускники этого факультета, психотерапевтическая помощь приблизилась к общей медицине, стала более доступной, в том числе для людей с психологическими проблемами. До 1995 года в городе было всего три психотерапевта, не существовало отделений неврозов для пациентов с пограничными состояниями. Теперь в Гродно уже два отделения. Широко представлена такая помощь и в регионах.

Центральная тема вашей докторской диссертации — депрессии. Почему?

Это не случайно, ведь депрессии сейчас в сомнительных мировых «лидерах» после сосудистых и онкологических заболеваний. Я акцентировала внимание на депрессиях в позднем возрасте. Раньше здесь была большая путаница и много споров по их диагностике. Для таких пациентов характерно присоединение тревожного синдрома, который очень тяжело переносится, приводит к упадническим настроениям и депрессивным рассуждениям о бессмысленности жизни. Именно в пожилом возрасте большое количество провоцирующих причин: болезни, уход близких, одиночество и т. д.

Как решаются на Гродненщине психологические проблемы у пациентов с коронавирусной инфекцией?

Мы только в начале пути решения этой проблемы, которая пока больше связана с вынужденной длительной изоляцией некоторых пациентов. Предстоит еще немалая работа, в первую очередь для психотерапевтов, так как прогнозируется рост патологий депрессивного спектра.

С начала пандемии я консультирую пациентов отделения пограничных состояний и отделения паллиативной помощи (хоспис) ГКБ № 3 Гродно, где находятся инкурабельные пациенты, преимущественно онкобольные. Психосоциальную помощь получают здесь и родственники таких пациентов.

Елена Григорьевна, что доставляет вам положительные эмоции?

Больше всего в жизни люблю общение с интересными людьми. Обожаю чтение — каждый вечер за два часа до сна с упоением беру в руки книгу. Получаю наслаждение на концертах классической музыки, большая поклонница оперы и балета. Люблю путешествовать. Сильное впечатление произвела на меня Индия, куда я приехала впервые. Потом я побывала практически во всех европейских странах: Испании, Болгарии, Хорватии, Черногории, Германии, Франции, а также в США… Моя мечта — увидеть Японию. А еще я очень люблю свою работу, которая дает мне положительные эмоции, энергию и желание жить. Как поется в известной песне: «Старость меня дома не застанет: я в дороге, я в пути…». Жизнь для меня — дорога без остановок.

Автор: Светлана Хорсун

Pomogut Профессорский консультативный центр Фармация Гродно Здоровые люди Сайт для подростков Молодежь ГродненщиныМедицинский вестникГродненская правдаГродзенскі Зялёны парталГорода беларуси, дружественные детям